Детство

 

Татьяна Николаевна Иванова

Меня зовут Татьяна Николаевна. Я родилась в несчастном 37-м году. Проклинаемом всеми людьми в нашей стране. Была у меня очень приятная, хорошая семья. Мама - Людмила Валентиновна, папа - Николай Михайлович, братец - Николай Николаевич, и старший братец - Павел Николаевич. Мама была бухгалтером на небольшом предприятии, папа был инженер-кораблестроитель. Ну, что сказать... Жили не тужили, в общем-то. Единственное, отца еще в 39-м году отправили на финскую войну. Но он с нее вернулся. А тут, глядишь, и началась война Великая Отечественная. Ничего лучше не придумал мой батя, как пойти добровольцем в армию. Его сначала не брали, потому что он воевал в финскую. Пошел он на Отечественную войну и не долго воевал, уже в январе 42-го года погиб.

 

Жили мы на Кирилловской улице. Эта улица недалеко от Смольного. До войны это была квартира. Такие анфилады комнат даже. Открывались двери из одной комнаты в другую. Доходный дом. Там была комната для прислуги, и вот там отдельно жила бабушка. Все было хорошо. Огромная плита была на кухне, настоящая, чугунная, как описано в книжках Водовозовой. Это был настоящий доходный дом.

Самое первое мое воспоминание — отец уходит на Финскую войну. Он нагнулся ко мне и подарил куколку и кораблик. И долго они у меня были, по-моему, внук мой еще ими играл. Синенький такой кораблик. Куколку-то уже давно... Дочь, наверное, угробила.

 

До войны я не ходила в детский сад. Потому что у меня была бабушка - Екатерина Леонтьевна. Мы жили с ней душа в душу, несмотря на то, что с Колькой моим братом она не ладила. У нас есть единственная её фотография, на которой написано: "Бабка Катька - дура и балбеска!" Написано каракулями, еще печатными буквами. Это мой братец так не любил бабушку. У нас был шкаф такой высокий. И Колька натворит что-нибудь и на этот шкаф сразу. А она за ним со шваброй, а он - наверх! И там забивается в угол, так что она его не может достать даже этой шваброй. Колька вообще был себе на уме. Он шел в школу - ему завязывали бантик, он выходил из парадной - бантик в карман и пошел! А мама удивлялась, почему у сыночка такой мятый бантик каждый раз? И звали его Кока, а Павла звали - Пуся. А меня - Таня. Это брат меня назвал. Он приехал из Рязани, где провёл лето. И кричал: "Девчонка ревит!" А потом: "Танька ревит!" Так я стала Таня. А когда я постарше стала и меня спрашивали: "Как тебя зовут?" — я говорила: "Титана Калявна, девочка славна”.

 

Мы дачу снимали в Шапках, вот там произошло со мной такое событие, которое объяснило мое отношение ко всяким там жукам, червякам и другим насекомым. Иду я, еще года два-три мне, по дороге, а там копошатся жуки в грязи. И меня, всю маленькую, с ног до головы передернуло. Мама говорит: "Надо же, такая маленькая, а так реагирует".